Темы  /  Gov 2.0 проекты

Правительство повернется к гражданам интерфейсом

expert

Казахстан поднялся с 38‑го на 28‑е место, улучшив позиции на 10 пунктов по сравнению с 2012 годом (рейтинг выходит один раз в два года). Как оказалось, инфраструктура e-gov развивается быстрее, нежели список услуг, доступных гражданам

Мировое лидерство в развитии e-gov на протяжении нескольких лет принадлежит Южной Корее. Казахстан входит в группу с высоким индексом развития EDGI (0.5–0.75). Среди постсоветских стран первое место занимает Эстония (см. таблицу 1) с показателем 0,8180. РФ продолжает удерживать второе место, Казахстан закрепился на третьем. Впечатляющих результатов за последние годы добились Армения и Азербайджан, поднявшиеся, соответственно, с 94‑го на 61‑е место (Армения) и с 96‑го на 68‑е место (Азербайджан). Отрицательную динамику показала Украина, опустившись с 68‑го на 87‑е место в рейтинге.

Секреты рейтингового мастерства

 38-01tbl1.png Между тем страны Центральной Азии снижают свои показатели начиная с 2008 года. По мнению экспертов ООН, это может быть связано с недостаточным развитием телекоммуникационной инфраструктуры и онлайн-присутствия.

Эстония добилась успехов во многом благодаря децентрализованной системе X-Road (начало создания — 2003 год), которая позволяет обмениваться данными между госведомствами, не требуя от граждан каждый раз той или иной информации. К этой системе могут подключиться не только госорганы, но и физические и юридические лица, для этого нужно следовать определенным правилам и настроить права доступа. «Эстония проводит правильную линию модернизации, причем это не просто какой-то определенный участок для модернизации, а изменение качества всего госуправления. У нас была схожая административная система, которую мы успешно демонтировали, мы построили успешную систему планирования и отчетности, а у вас в Казахстане до сих пор что-то модернизуют.

Сворачивание реформ, по моему мнению, связано с влиянием России, которая действует на основе милитаристской силы, а также исходя из своих нефтяных доходов.

История покажет, что это неконструктивно», — отметил основатель эстонской E-Governance Academy Ивар Талло.

Однако некоторые эксперты без особого пиетета относятся к рейтингу ООН, считая, что можно получить более высокий результат, если знать методологию его составления:

«Страшная тайна рейтинга состоит в том, что для достижения хороших результатов нужно знать, как устроена система оценки и уметь ей подыгрывать»,

— написала в блоге gov-gov.ru член рабочей группы Открытого правительства РФ Екатерина Аксенова. Иными словами, рейтингом можно манипулировать, если подготовить для его экспертов правильные, переведенные сайты. «Методики, по которым работают эксперты, можно разобрать, — говорит она. — Однако другого рейтинга у нас нет. Он несовершенен, но при сборе зарубежного опыта все равно достаточно полезно взять первую десятку стран для глубокого изучения».

Редактор ресурса e-gov.by Василий Наумов (Vasil Navumau) считает, что любой рейтинг — своеобразная витрина и один из первых источников при знакомстве со страной. «Глядя, к примеру, на прогресс Республики Беларусь в рейтинге ООН с 2012 по 2014 год, наблюдатель сразу увидит, что

на фоне улучшения инфраструктуры, а также стабильно высокого показателя индекса развития человеческого потенциала Беларусь отстает в таком важном показателе, как “онлайн-сервисы”,

то есть в том, для чего, собственно, и строится электронное правительство, — считает он. — Эта тенденция как нельзя лучше отражает общий вектор развития e-Gov в РБ: улучшение межведомственного взаимодействия, увеличение количества информационных услуг, но отсутствие внимания к реальным нуждам людей». Рейтинг полезен, поскольку предлагает объективные показатели, по которым можно судить о прогрессе е-правительства в стране, подчеркнул эксперт.

Рейтинг e-gov складывается из нескольких индикаторов: индекс развития онлайн-услуг (OSI), индекс телекоммуникационной инфраструктуры (TII), а также индекс человеческого капитала (HCI).

Сервисные невозможности

 38-01tbl2.png Индекс онлайн-услуг (Online Services Index, OSI) — комбинированный показатель, оценивающий возможность онлайн-общения граждан с правительством. В настоящее время гражданам РК доступно 570 электронных сервисов, более 200 из которых — на портале электронного правительства. В отчете ООН Казахстан упомянут как страна, где есть специальные онлайн-услуги для женщин. Подобного нет у многих стран.

Между тем, судя по динамике, уровень онлайн-услуг в большинстве стран пока что существенно недотягивает до уровня развития телекоммуникаций (см. таблицу 2).

В РФ уровень услуг отличается в зависимости от региона: «Я не идеализирую Москву, но проделанная работа, безусловно, заслуживает уважения. Я даже платную парковку с мобильным приложением для оплаты считаю достижением мирового уровня. Отстающих не хочу называть, чтобы не обижать, но во многих регионах все электронные госуслуги — это федеральный уровень (например, то, что делает налоговая инспекция), а городской и реги0ональный уровень слаб»,— свидетельствует Екатерина Аксенова. Она также считает, что России нужен глубокий аудит сделанных электронных госуслуг и тонкая отладка всех процедур. «Я бы вообще сказала, что

пора перестать гнаться за количеством и необходимо отточить до идеала имеющиеся электронные услуги,—

отметила она. — Я надеюсь, что продолжится движение в сторону государства как платформы. Это очень важная концепция: то, что делает Москва в сотрудничестве с “Яндексом” — один из примеров. Но должен быть не только «Яндекс» и не только Москва».

Слабость е-услуг отметил и Василий Наумов из Беларуси. Он заявил, что пока не видит предпосылок к тому, что профиль услуг изменится коренным образом. Действие документа, определяющего стратегию развития электронных сервисов в РБ — «Национальной программы ускоренного развития услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий на 2011–2015 годы», истекает в этом году. Но первый замминистра связи и информатизации РБ Д. Г. Шедко на запрос e-gov.by ответил, что правительство не планирует готовить Национальную программу на 2016–2020 годы. Исходя из этого можно предположить, что вопрос развития е-сервисов не будет приоритетом правительства в ближайшую пятилетку. «Однако я бы подождал конца апреля, когда будет представлена Стратегия развития информатизации в Республике Беларусь на 2016–2022 годы. Проанализировав этот документ, можно будет сделать конкретные выводы»,— предупредил господин Наумов.

В лидирующей Эстонии сервисы разработаны для самых разнообразных потребностей.

 38-01tbl3.png У граждан нет необходимости носить с собой водительские права или техпаспорт, потому что полиция имеет доступ к базе в любой момент времени. Ивар Талло привел такой пример: «Если я сломаю ногу в аварии в Казахстане, ваши доктора через интернет могут получить о моем здоровье всю информацию или, наоборот, наши доктора могут использовать рентгеновские снимки из Казахстана. Также я могу голосовать через интернет, если нахожусь в стране, где нет эстонского консульства, и т. д. Я более не привязан к территории. Больше того, с 1 апреля 2015 года Эстония предлагает услуги не только своим гражданам: например, казахстанцы могут открыть компанию или счет в банке в стране — участнице ЕС, физически не посещая ее для этих целей».

Большинство стран показали за отчетный период рост по индексу TII, несмотря на нестабильную экономическую обстановку (см. таблицу 3). Исследовательская компания J’son & Partners Consulting опубликовала данные, согласно которым наибольшее  38-01tbl4.png проникновение мобильного интернета (количество активных подключений на 100 жителей) по итогам 2013 г. зафиксировано в Армении, в Казахстане и в России. Доля пользователей составила 68%, 67% и 63% соответственно. В Узбекистане, по данным правительства, в 2014 году число пользователей интернета составляет более 10 млн человек, или треть всего населения республики, а количество пользователей мобильной связи достигло 20 млн, т. е. свыше 65% населения.

Под индексом человеческого капитала (HCI) подразумевается грамотность населения, валовый показатель посещаемости учебных заведений, расчетная продолжительность обучения в школе и количество лет, затраченное на получение образования среднестатистическим взрослым.

В последнем отчете по развитию e-Gov видно, что за исключением Эстонии, остальные страны на постсоветском пространстве продемонстрировали ухудшение показателей, хотя и драматического спада не наблюдается (см. таблицу 4).

 38-01tbl5.png Существует также индекс электронного участия, отображающий уровень взаимодействия граждан и государства как института. Казахстан здесь лидирует, хотя за последние два года только в РК ухудшился этот показатель, остальные страны демонстрируют улучшение, нередко значительное (см. таблицу 5).

По мнению белорусских специалистов, далеко не у всех реализован главный принцип: гражданин — центр концепции электронного правительства. «Если бы государство предоставило максимальную свободу гражданскому обществу и бизнесу, ограничившись функциями гарантии верховенства закона, всевозможные инициативы в сфере e-gov появились бы сами по себе. Государству тогда оставалась бы роль “разумного закупщика”», — считает Сергей Шелегов. Ивар Талло считает, что в ближайшие годы будет усиливаться роль цифровой идентификации личности и интероперабельности госуслуг. Для развитых стран актуален переход госуслуг в фоновый режим, когда работа госаппарата была бы менее заметна, но эффективна.

 

Карим Токтабаев
Эксперт Казахстан

Мнения:

Метки

Книги