Темы  /  Gov 2.0 проекты

История термина «умный город» (Smart City)

2 июня 2015
smart_city_green

Термин Smart City («умный город») стал активно использоваться в средствах массовой информации в середине 1990-х. Именно тогда общество осознало, что представить современный город без информационных технологий (ИТ) невозможно. ИТ стали активно применяться во всех сферах жизни, в том числе и в различных сервисах, предоставляемых властями крупных городов.

Достаточно быстро технологии стали играть важную роль в процессе городского планирования. Связано это с тем, что популярность технологий совпала с растущим осознанием важности защиты окружающей среды от пагубного воздействия человека (то есть, других технологий, произведенных человеком).

Это привело к появлению таких идей, как, например, «город-сад».

Вскоре вопрос о том, что важнее для «умного города» — технологическая или же экологическая составляющая, стал одним из ключевых при выборе стратегии развития смарт сити.

Большинство появлявшихся в 90-х в СМИ статей, посвященных смарт сити, либо популяризировали ставшие в последующем трендовые темы, такие как «электронное правительство», «создание благоприятной для инвестиций среды», либо же делали акцент на связи технологий с «экологическими инновациями» и «устойчивым развитием». И если статьи первого типа сводились к популяризации идеи смарт сити и были, по большому счету, рекламой, тексты второго типа были ориентированы на то, чтобы показать практическую важность смарт сити. Так, в качестве примера можно вспомнить проект по созданию в 1994 году автономного умного города в Австралии, который представлялся как мультифункциональный комплекс. Также он упоминает о планах перепланировки в 1997 в «города-сады» двух малайзийских населенных пунктов. И там, и там ИТ должны были решить ряд насущных вопросов, без которых проекты не смогли бы быть реализованы.

Так или иначе, в середине 90-х годов «умный город» как концепт еще не был сформирован.

Обычно этим термином обозначался какой-то отдельный муниципалитет или проект. Эта тенденция сохранилась и в наши дни: чаще всего, под смарт сити подразумевается какой-то конкретный муниципалитет, будь то Барселона или Казань.

На протяжении десятилетия смарт сити оставался всего лишь одним из проектов, реализация которого не казалась насущной необходимостью. Ситуация изменилась в 2008 году с началом финансового кризиса. Тогда стало очевидно, что надо коренным образом менять муниципальную экономическую систему, а вместе с ней — и методы городского планирования. Реакцией на кризис стали многочисленные манифесты о необходимости сделать мир умнее (smarter), дабы избежать новых ошибок. Этим, в частности, воспользовались ИТ-компании. 6 ноября 2008 года CEO компании IBM Сэм Палмисано выступил с речью «Разумная планета: новая цель для мировых лидеров» (A smarter planet: The next leadership agenda). Эта речь, направленная на популяризацию «смарт-культуры» и, как следствие, увеличение роли ИТ-компаний в жизни общества, получила большой резонанс в СМИ. В определенной степени она объясняла причины кризиса. Если утрировать, то все сводилось к простому тезису: «Раньше мы были не смарт, а теперь стали смарт».

Таким образом, именно финансовый кризис подогрел интерес к смарт сити.

Активные усилия в лоббировании этого направления предпринимали ИТ-компании, в первую очередь IBM. Для них «умные города» стали хорошей перспективой развития бизнеса. И на некоторое время обсуждение смарт сити, как технократической утопии, вышло на первое место. Как мы отмечали, фактически все свелось к достаточно абстрактному лозунгу «стань умнее». Возможно, именно по этой причине IBM в течение нескольких лет зарегистрировала ряд торговых знаков, таких как smarter planet, smarter city, smarter economy и т.д.

Однако оставим в стороне кампанию IBM по популяризации смарт сити. К этому вопросы мы, возможно, вернемся в критической статье. Отметим лишь, что успех IBM, который лучше всего отразился в проекте Smart Cities Challenge, показал, что «умные города» являются перспективным направлением инвестиций. В первую очередь со стороны ИТ-компаний. Данный факт привел к реактуализации темы смарт сити в СМИ и пробудил интерес со стороны администрации к тому, чтобы делать свой город «умнее». Причем, зачастую, чиновники не имели никакого представления, что именно собой представляют смарт сити, но осознавали возможную финансовую выгоду, появляющуюся при сотрудничестве с ИТ-компаниями.

Наглядным примером является Мингорисполком, который подошел к смарт сити именно с точки зрения привлечения иностранных инвестиций, а не с позиции решения конкретных и актуальных задач.

Также можно вспомнить попытку сотрудничества с Korea Telecom, которому предшествовал невнятный проект по привлечению местных ИТ-компаний к созданию «Смарт Минска» в 2013 году.

Эта ориентация на финансовую выгоду, которая превалирует над решением реальных проблем, критикуется другим направлением развития умных городов, ориентированным на «устойчивое развитие» и «экологические инновации». Стоит признать, что если первый подход критикуется как излишне прагматичный, то второй — как романтический и неоднозначно относящийся к основной составляющей смарт сити, а именно технологиям.

Именно технологическим инновациям сегодня посвящено большинство статей, связанных со смарт сити. Практически новости «умных городов» сводятся к описанию изобретений, различных новшеств, которые упрощают работу городской инфраструктуры и позволяют гражданам принять участие в решении ряда административных задач.

Другой популярной темой текстов о смарт сити является перепланировка городов или же постройка новых. Практически все возникающие или строящиеся города в современном мире получают метку «смарт сити». В качестве примера можно привести Сонгдо, Южная Корея. Тут «смарт составляющая» распространяется на все, начиная от дизайна и заканчивая тотальным использованием современных технологий.

Таким образом, под термином смарт сити зачастую в СМИ представляются не только технологические проекты, но и современные веяния дизайна, архитектуры, городского планирования. Это в определенной степени негативно влияет на сам дискурс, так как возникает вопрос — а существуют ли в современном мире города, которые не являются смарт сити?

Итак, резюмируем. Возникнув в середине 90-х, концепт смарт сити, с одной стороны, стал реакцией на усиление роли технологий в городском планировании, а, с другой, предполагал перепланировку городов с учетом «устойчивого развития». Оба понимания смарт сити какое-то время рассматривались, скорее, как альтернативные, но не магистральные в городском планировании. Однако кризис 2008 года заставил переосмыслить дальнейшее развитие всех сфер человеческой деятельности, а, с подачи ИТ компаний, термин «смарт сити» получил новую жизнь и вошел в обиход. С тех пор дискурс смарт сити стал активно набирать популярность и сегодня практически все города стремятся к тому, чтобы быть «смарт».

В следующей статье мы рассмотрим на конкретных примерах, в чем проявляется «смартовость» городов и покажем, что разговоры о «смарт сити», к счастью, чаще всего не оказываются одними лишь разговорами.

Мнения:

Метки

Книги