Темы  /  Эксперт

Проект DocSensus: блокчейн убьет бумажный документооборот

24 марта 2017

17 марта в ходе конференции BlockchainUA в Киеве представители Deloitte Ukraine Сергей Бондаренко и Дмитрий Павленко презентовали свой новый проект DocSensus. Днем позже команда проекта получила второе место на втором всеукраинском Blockchain Хакатоне.

DocSensus представляет собой реестр корпоративной документации на базе технологии блокчейн, которая защищает документы от несанкционированных изменений, фальсификаций и потерь, позволяет третьим лицам верифицировать их по цифровым оригиналам.

FL: На какой стадии проект находится в данный момент?

Д. П.: Мы работаем над решением задачи вокруг большой неудовлетворенности общества и бизнеса — потребностью в эффективном, быстром, понятном документообороте и правовой безопасности. Поскольку наш юридический статус полностью зависит от документа, нам нужно, чтобы этот документ был защищен, чтобы его нельзя было подделать, украсть, потерять.

FL: Как для этого применяется блокчейн?

Д. П.: Я юрист и не профессионал в технологиях, но, познакомившись с блокчейном, я был поражен, как эта технология способна решать правовые и операционные потребности бизнеса.

С. Б.: Блокчейн мы используем для двух основных задач: для распределенного и защищенного криптотехнологиями хранения документов и подтверждения принадлежности того или иного документа определенному юридическому или физическому лицу. В дальнейшем мы будем использовать смарт-контракты, которые управляют жизненным циклом документов и мультиподписи для документов, содержание которых авторизуется группой людей.

FL: Получается, это решение подходит крупным компаниям, у которых есть необходимость в систематизации документооборота?

С. Б.: В первую очередь, — у них есть необходимость в обеспечении защищенности документооборота. Мы все еще живем в эпоху рейдерства, и очень много неприятностей происходит из-за банальных подделок документов. Поэтому, если говорить о большом бизнесе, он очевидно должен быть заинтересован в этом.

FL: Как доказать государству, что были зафиксированные случаи рейдерского захвата, как доказать, что блокчейн — это реальная вещь. Это будет работать?

Д. П.: Мы исходим из того, что блокчейн, если совсем просто, это очень надежное хранилище, а не новое регулирование или новое правовое качество документа. По закону, документ может существовать в электронном виде и подписываться электронной цифровой подписью.

FL: То есть на уровне государства не будет никаких претензий, все понятно, прозрачно и общепринято?

Д. П.: Живя в нашем государстве, сказать, что у него не возникнет претензий и непонимания, я не имею права — вопросы однозначно возникнут, но мы будем к ним готовы.

С. Б.: С другой стороны, мы видим зарождающийся интерес государства к блокчейну и массу вызовов, которые блокчейн несет для государства.

FL: Если ваша система документооборота будет работать, как доказать государственной структуре, что она действенна?

С. Б.: Проект разработан в соответствии с нормативами и регламентами, которые существуют в отношении документа. Обычно в Украине технологические новации часто упираются в то, что законодательство не всегда соответствует новациям. Это показало [внедрение электронной системы госзакупок] Prozorro: сперва технологии завоевали эту сферу, затем последовали правовые изменения.

В случае с документооборотом все иначе: украинское законодательство сильно опережает уровень проникновения технологий. Например, есть норма, которая говорит о том, что все копии цифрового документа на распределенном хранилище являются цифровыми оригиналами. Или же, если документ отправлен многим пользователям по электронной почте — по закону он считается одним и тем же оригиналом. Норма была принята в 2003 году, когда еще не было блокчейна. Сейчас, когда мы записываем документ в блокчейн, он одновременно лежит во всех нодах какой-то сети, и мы находимся полностью в правовом поле Украины, ни один документ не может быть признан вторичным, все они оригиналы.

FL: Блокчейн необходим для того, чтобы подтвердить, что база не изменялась?

С. Б.: Да, а еще этот документ нельзя уничтожить. Были судебные прецеденты, когда прямо в зале суда уничтожались документы, служившие вещественными доказательствами: люди их просто съедали. Уничтожать электронные доказательства, защищенные блокчейном, будет крайне сложно, и это поменяет правила игры, с этим придется считаться.

Д. П.: Я видел в своей судебной практике случаи уничтожения целых судебных дел. Однажды представитель другой стороны пришел в суд знакомиться с материалами дела, оставил помощнику судьи в качестве залога чужой паспорт и сбежал с этим делом. Нет дела — нет проблемы. Бумажные архивы компаний нередко уничтожаются различными «силами природы» — все это очень многих освобождает от ответственности.

С. Б.: Поскольку бумажный документ — это физический предмет, во-первых, нужно ждать, пока кто-то его куда-то привезет. Ведь цепочка событий не происходит, пока документ не доставлен. А ведь он может быть не доставлен курьером, все что угодно может произойти… К примеру, если это тендерная документация, — не успели с подачей документов и пролетели с тендером. В случае с цифрой, как только документ был опубликован — он доступен сразу всем пользователям в любых точках, и это огромное преимущество.

Д. П.: В вопросе о принятии электронного документооборота государством, я бы не был оптимистом, потому что это вопрос правовой и технической грамотности, продвинутости правосознания. Та доверенность, которую мы показывали на презентации, это по сути документ двойного назначения. Его оригинал существует в цифре, он подписан ЭЦП и сохранен в блокчейне. Но сегодня с такой доверенностью я не смогу прийти в налоговую, в суд, в ЖКС.

Поэтому я должен пока еще создавать бумажный дубликат со всеми привычными атрибутами. Но в нем — и это принципиальный для меня момент — содержится информация о том, что этот документ в оригинале подписан ЭЦП и сохранен в блокчейне. На нем есть qr-код, по которому можно увидеть цифровой оригинал на нашем сайте и в блокчейне.

FL: Вы создаете универсальную систему, которая сможет работать не только в Украине, но и по всему миру?

Д. П.: Прежде чем выходить на рынок, мы решили, как хороший врач, первую инъекцию сделать себе. Мы выбрали небольшой элемент нашего внутреннего корпоративного оборота — доверенности. За год их выдается немного, 10-15 штук, и теперь они будут оформляться через блокчейн. Это будет наша новая корпоративная политика. Постепенно будем масштабировать на другие процессы.

FL: Допустим, вашим сервисом будет пользоваться крупная организация, создающая несколько сотен документов в день. Как она сможет ориентироваться в них? Создана ли система поиска?

С. Б.: Разумеется, мы об этом задумываемся. Прежде всего, мы хотели бы максимально использовать те IT-системы, которые уже в огромном количестве применяются для создания и обработки документов. Скорее всего, мы пойдем путем создания ряда API, с помощью которых можно будет документ подписать и отправить в блокчейн вместо печати.

FL: Как вы считаете, сколько времени уйдет на то, чтобы потребность в бумажном документообороте исчезла?

Д. П.: Мы верим в то, что от бумаги нас избавят преимущества цифры и блокчейна. Я вижу такую эволюцию. Сегодня я прихожу в суд с классической доверенностью, с логотипом компании, с привычной синей печатью и чьей-то закорючкой на ней. В суде ее оценивают на глаз и проверяют мои паспортные данные. Наша первая электронная доверенность подписана ЭЦП и сохранена, по qr-коду ее можно увидеть в блокчейне.

Теперь в суде будут видеть эту информацию. Вначале они не будут понимать, о чем речь, потом они поймут, что это как минимум способ дополнительной валидации. Я верю, что в какой-то момент, если документ не будет содержать отсылки к своему электронному оригиналу, в суде появятся вопросы. А на следующем этапе сама практика приведет к тому, что люди будут бояться принимать решения на основании простой бумаги, и она станет не нужна.

FL: На каком блокчейне разработан ваш сервис?

С. Б.: На блокчейне Emercoin. Не исключено, что мы будем использовать другие блокчейны для большей защищенности этих документов. Нам очень нравятся распределенные хранилища на базе IPFS, где можно хранить тела больших документов, а в блокчейне указывать только ключевую информацию и ссылки на эти документы.

Есть рынок электронного документооборота, пока что это исключительно централизованные решения, но мы не видим никаких преград для построения децентрализованной системы обмена документами между организациями и гражданами, которая избавит их от необходимости использовать бумагу. Все проекты, которые мы придумываем, сразу строятся на безбумажном процессе всех действий: все пользователи авторизуются цифровой подписью и дальше все их действия формируются сразу, без необходимости создавать бумаги. Это очень удобно, мы всегда можем получить бумагу как дериватив, как копию, но цифровой оригинал всегда проще отследить: он сохраняется во множестве копий, резервируется в блокчейне.

FL: Сколько будут стоить услуги этого сервиса?

С. Б.: Тут можно начать издалека. Бумага такая «живучая», потому что это очень дешевый и удобный предмет, все его любят и никакие особые технологии для него не нужны. Технологию печати люди освоили давно, изготовление бумаги тоже, но вот лес страдает. И мы хотим, чтобы поменьше бумаги в Украине тратилось на эту ерунду. Поэтому у нас конкуренция с бумагой за цену. Технология документооборота EDI, например, позволяет почти в два раза ускорить сокращение издержек.

Пока мы не можем дать более точного ответа о стоимости. Мы работаем по методике Design Thinking, поэтому мы будем тестировать это с нашими клиентами. Вместе с ними мы оценим экономический эффект. Я не исключаю, что на начальных этапах он может быть не таким привлекательным. Первый паровой двигатель был дорогим, но будущее показало, что это было перспективное направление. Мы как бизнес ориентированы на то, чтобы сделать услугу доступной и эффективной.

FL: То есть основные плюсы для компаний — это экономия и увеличение скорости документооборота?

С. Б.: Да, наши клиенты будут платить за услуги, и они будут обходиться дешевле, чем бумажный документооборот. Себестоимость жизненного цикла документа на бумаге формата А4 в Украине в среднем составляет 12 гривен, при переходе на электронную форму операционные расходы сразу же сокращаются до 6 гривен. Туда входят зарплата сотрудника, принтеры, картриджи, электроэнергия, курьеры. Уверен, что в блокчейне это может быть еще дешевле, если системно подойти к этому вопросу.

Источник: Forklog.com

Мнения:

Метки

Книги